protestant

«Лингвистический кретинизм» или Оправдание лени?

Лет сто назад словосочетание «лингвистический кретинизм» вызвало бы, в лучшем случае, недоумение. Нынче — это самое популярное оправдание для тех, кто живет в Беларуси, считает себя белорусом, но до сих пор не говорит на родном языке.«Ну, не воспринимаю я белорусский! Не понимаю его! Не учили в школе! Отталкивает!», — часто можно услышать от людей старшего поколения.

«Белмова — самый противный предмет. Не понимаю и не люблю его!», стонут школьники.

А между тем, и одни, и вторые могут делать поразительные успехи в изучении, к примеру, английского, польского или даже (!)китайского языков.

Хотела бы я понять, почему иные граждане лучше изъясняются на языках сопредельных государств, чем на том, который объявлен в стране государственным.

Отправляясь в путешествие, мы покупаем разговорники, слушаем аудио-уроки или, в крайнем случае, уповаем на великую силу языка жестов. И нам не приходит в голову требовать от греков, турков или болгар обязательного знания «великого и могучего». Почему же над кассами одного из гродненских супермаркетов (спасибо, что хотя бы одного!) висят таблички, которые «оповещают» о том, что кассиры будут с вами говорить по-белорусски? Зачем эти таблички? Или будучи дзяржаўнай, беларусская мова павінна нешта даказваць?

Хотела бы я понять, почему «беларускамоўные» свысока, а иногда и откровенно пренебрежительно, относятся к тем, кто делает попытки заговорить на родном языке в их присутствии. Дескать, лучше помолчи, чем оскверняй «трасянкай». Волей-неволей, — «прикусишь язык». Сбросить спесь с таких «носьбітаў мовы» почти невозможно. В лучшем случае, они предложат ВАМ перейти на русский. Тем временем, француз, узбек или китаец, обратившийся к ним на до смерти исковерканном, но белорусском(!) языке, вызовет умиление, гордость и желание продолжить беседу.

Хотела бы я понять, почему на нашем телевидении нет ни одной популярной развлекательной программы на родном языке. Почему детские игрушки — на русском. Поздравления, цитаты, аффирмации в соцсетях — на русском. Почему курсы и программы по изучению, к примеру английского или польского обогнали внешкольные образовательные ресурсы для изучения родного языка? Почему дети воспринимают белорусский язык, как иной? Даже победители республиканских олимпиад по белорусскому языку в повседневной жизни говорят… по-русски.

О том, что существует белорусский язык, и что он является моим родным, я узнала уже после того, как научилась читать и писать по-русски. «Лингвистическим  кретинизмом» не страдаю: читаю и могу говорить по-английски, пойму содержание текста на итальянском, польском, украинском и на слух пойму немца (если он будут говорить медленно). Не растеряюсь в Испании или Болгарии. Но если со мной заговорит «белорус» на белорусском — пожалуй, предпочту пресловутый «великий и могучий». И думаю я пока только на » трасянке».

К слову: мой сын по-немецки говорит лучше, чем по-белорусски. В Германии у него не было проблем с общением. Попади он в среду «беларускамоўных» — ни слова из себя не выдавит!

Хотела бы я понять, будут ли наши дети воспитывать своих детей в любви к роднай мове, если этот язык для них так и останется иностранным? Снимая «розовые очки», предполагаю, что именно так и будет. Говорить, читать и думать по-китайски невозможно, живя в Бразилии, которая «говорит» по-португальски. Отчего же мы, белорусы, не только говорим по-русски, но и детей своих обучаем белорусскому,… как другому языку.

Для самых маленьких детское питание, азбуки, раскраски — все на русском. В крайнем случае, на английском…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.